in English
Контактная импровизация и Перформанс.
 





















 
 БИБЛИОТЕКА
 
«Интервью с Анжеликой»


Автор: Полина Быховская

«Мы путешествуем, чтобы освежить кровяные потоки»
Анжелика Доний ведет тренинг по контактной импровизации для начинающих «Рожденным не только ползать…» уже семнадцать лет. И в конце апреля в Москве это событие снова откроет для новоприбывших основы этой практики.
Анжелика приезжает из Южной Америки, и мы решили поговорить с ней о том, что она привезет с собой, и как латиноамериканская атмосфера вольется в этот московский курс.


«Интервью_с_Анжеликой»_1Увеличить Как долго ты путешествуешь? Я уехала в ноябре 2017. Южная Америка не бывает такой, какую предполагаешь. Мы планировали путешествие аккуратно и внимательно, чтоб был и отдых, и возможность поделиться танцем: учить, вести. Первые полтора месяца мы помогали нашему другу Ивану в Аргентине строить студию и иногда джемили. Стройка есть стройка, и каждый день мы мыли студию, но не каждый день танцевали. Мы проводили много времени на речке: танцевали с водой, с камнями, грелись, приходили в себя, исцелялись - будто нас бросили в теплую ванну после долгой холодной прогулки.

Когда же дошло дело до танцев?
В январе на десять дней приехали 35 человек со всего мира. Это была грандиозная, богатая национальностями и цветами кожи группа, аргентинцы растворились в ней.

«Интервью_с_Анжеликой»_2Увеличить Тема воркшопа была «Погружение в горы» (точнее даже холмы, sierras), Immersing in la sieras. Иван проводил утренние занятия в студии, а он сам как гора — заземленный. Там у участников были медленные глубокие процессы. Днём река, процессы интеграции, а вечером - джемы и шеринги. Один раз во время шеринга к нам прилетели две совы и сели на железные крепления крыши.

Что вы практиковали?
Аутентичное движение, танец с водой и с камнями, шеринги. Мы учились молчать и слушать.
Вообще у них сейчас — караван фестивалей: и до и после меня - разные события. Такое ощущение, что южноамериканцы не работают, только танцуют. Что отчасти и правда: у них сейчас лето.

Что из этого прилетит в Москву?
Процессы по элементам движения мы перенесем на телесную почву. Все стихии в человеке существуют: опирают, раскачиваются, дышат через нас.
Я задаю себе вопрос, какая я сейчас? Я не помню, что было, и не знаю, что будет.
Во мне много силы, солнца, тепла, разогретости и радости. Я оздоровилась и посчастливела за эти 4 месяца.

«Интервью_с_Анжеликой»_4Увеличить Бразилия напитала меня нежностью и влажностью. Мы приехали к океану в Гамбоа. Фестиваль стоял на берегу. Океан был сильный, но приглашающий. Течение в ногах куда-то тянуло. Это непривычно, но потом когда заходишь и долго плаваешь, в голове происходит дискоординация, которая в КИ помогает переворачиваться вниз головой.
Мы с Жекой сделали себе грандиозный подарок: остались там еще на 10 дней. Там есть дюны и нет людей. Это маленький забытый берег, который никто не купил и не продал, дикая земля. Там нет зонтиков и гостиниц. И когда фестиваль уехал, мы остались вдвоем в контакте со стихией.
Это создало пустоту внутри меня между танцами тренингами и путешествиями: теплая, благородная, густая, пропитанная запахами пустота.
Это, я надеюсь, дойдет до тренинга.

Расскажи про этот фестиваль. Что тебя там вдохновило?
Там все по другому: природа, темперамент, взаимоотношения между людьми.
Фестиваль в Гамбоа, Transformando pelaprática — полностью создавали участники.
Раньше там даже не было учителей: организаторы вешали на стену лист бумаги, и каждый мог записать свой класс. Там философия такая: хочешь кушать — иди готовь, хочешь танцевать — иди танцуй. В этом году вместо 70 приехали 150 человек. Организаторам пришлось раздвигать и зал, и кухню. И впервые они пригласили учителей, чтобы каждый провел по одному классу. Кроме меня там был Леонардо Ламбрускини, Итай Ятув, Габриэль Греко, Беренисе.
Неподалеку там находится известный «Дом Пять». В нем живут два артиста. Недавно они получили грант, купили аппаратуру и пригласили молодежь записывать музыку, создавать рисунки, снимать кино. Во время фестиваля они делали исследовательский проект с тканями — и пригласили наших участников пойти маршем в город. Так что в один из вечеров вместо джема они ушли в город танцевать с тканями. Это — часть хаоса фестиваля. В тот вечер я пришла на джем с надеждой хоть на какую-то программу, а все ушли. Мы встретились с моей подругой из Чили, и джемили с ней пять часов. Начали с бодиворка, долго разогревались, потом начали танцевать. Позже вернулись танцоры с марша и влились в наш джем. Мы с моей партнершей расходились-сходились, и все эти часы были в фокусе внимания друг у друга.
Джем случился как подарок.
В Южной Америке вообще развито коллективное движение — они двигаются вместе как рой. Там в КИ есть энергия коммьюнити, стая, энергия.

Underscore (структура Нэнси Старк Смит) — включает такие процессы на джеме. И в программе тренинга он заявлен...
Underscore не про КИ. Нэнси ставит КИ в правильно место — это пиксель в океане танца. Она занимается культурой танца, больше чем КИ: спонтанная композиция, быть видимым, соприкасаться, а не только быть вовлеченным в одно.

«Интервью_с_Анжеликой»_5Увеличить Что еще будет на тренинге?
В Москве буду давать базу КИ: она будет традиционно стандартна. И после тренинга минимум 5% участников станут танцевать и путешествовать, и это облагородит наше сообщество.
Когда я изучаю танец и культуру других стран — она обогащает мой танец и мою культуру. Я заметила, что в нашем танце с Леонардо много акробатики, и она прицельно происходит и технически поддержана. В Латинской Америке техника более спонтанна и хаотична. Я заметила, что Лео, танцуя с партнерами, обучал их технике. Именно бананы (упражнение на закатывание тела по любым поверхностям — П.Б.), которые Стив давал, создали это летание вверх и вниз по коже.
Не просто так мы путешествуем туда-сюда, а чтобы освежить кровяные потоки.

«Интервью_с_Анжеликой»_6Увеличить С кайфом, любопытством я буду передавать техническую базу. Моя южноамериканская поездка еще больше сделала меня свободной к радости.

Кого ты ждешь на этом тренинге, о каких участниках мечтаешь?
Я жду не только начинающих, но и опытных танцоров, которые хотят повторить основы.
Мне всегда приятно видеть женщин с детьми, которые передали детей и прибежали танцевать. Ребенок занимает очень много места. И я помню, как в первый раз я без ребенка вышла в город. И я радуюсь, когда женщина танцует — а муж, например, гуляет с ребенком и ждёт ее.
Мне приятно видеть мужчин, которые состоялись, и все у них хорошо, но как будто чего-то не хватает. И они попадают на КИ, и у них — глаза мальчишек. Мне нравятся люди, которые делятся элегантным богатым русским языком. Мне нравятся спонтанное пробуждение людей, которых я не знаю. Каждый человек, который прошел через болевые ощущения в мышцах — знает, что усталость и боль превращаются в богатое переживаниями чувство тела, и возникает оргазмическое чувство гравитации.
Когда они приходят, они стоят у окон, в когда они завершают тренинг, они ближе к полу, земле.

«Интервью_с_Анжеликой»_7Увеличить Трансформация — это то чем я питаюсь, мне еды не нужно. Я вижу, как у них сама собой возникает улыбка, проясняются глаза, когда люди, которые утверждают, что они не любят касаться других, потом в конце обнимают других людей, как близких. Это про то, что нет людей, нет отдельных частей, нет разделенности в мире, только мы умом разделяем людей и вещи на свои и чужие. А на самом деле мы друг без друга одиноки. И одинокость и одиночество — разные вещи. И в круг сначала приходит одинокость, а потом приходит единость. Это то, зачем я приду на тренинг.

В этом и кайф контактной импровизации — приходишь какой есть, а уходишь — окрыленный. Come as you are.

Да, приходите какие есть.

Назад
 

 
 
 
     

Нажимая на кнопку "Подписаться на рассылку", вы даете согласие на обработку своих персональных данных.