Библиотека - информация о контактной импровизации и перформансе. Оригинал статьи

in English
Контактная импровизация и Перформанс.
 





















 
 БИБЛИОТЕКА
 
101 способ сказать «нет» в Контактной Импровизации -Границы и доверие-


Автор: Мартин Кео (США) перевод Юлия Бодрова

101_способ_сказать_«нет»_в_Контактной_Импровизации_-Грани0цы_и_доверие-_1Увеличить … важно, чтобы пробужденные люди оставались пробужденными, или, перейдя черту и не работая над своей пробужденностью, можно опять впасть в сон; сигналы, которые мы транслируем – да или нет, или может быть-должны быть ясными: темнота вокруг нас глубока. Вильям Стаффорд


Контактная Импровизация – это танец, который приглашает все наше тело целиком и наше существо быть присутствующим и открытым. Чтобы танцевать эту форму, нам нужно выстроить способность доверять себе и доверять другим. Мы взращиваем или наносим вред этому доверию своей способность/неспособностью устанавливать и уважать границы.

Этот процесс продолжается со мной даже после 20 лет танца. В разные моменты на этом пути я сталкивался со многими вопросами: Как сообщить человеку, что вы еще не разогреты и не готовы танцевать, или вы хотите завершить танец? Как устанавливать границы, когда у вас есть физическое ограничение или повреждение, или вы танцуете с нечувствительным партнером? Что делать, когда ваш молодой человек/девушка очень чувственно танцует с кем-то, и вы чувствуете, что ваши отношения под угрозой? Как поступить, когда музыканты увлечены своей музыкой и собой, прекрасно играют, но, похоже, забыли о танцорах, для которых они играют? Как сообщить дуэту о том, что их танец очень громкий, эмоциональных, подавляющий окружающих, и это мешает другим танцующим в зале? Как сообщить и договориться об этих границах?

Однажды на мой воркшоп пришел участник с очень яркой сыпью по всему телу. Когда я сказал: «Найдите партнера», все стали избегать места, где он стоял, и мне пришлось встать с ним в пару. Я почувствовал себя некомфортно, ведь эта сыпь могла быть заразной. И тогда я прямо так и спросил: «Это заразно?». Он ответил, что это аллергическая реакция, называемая мастоцитоз, которая высвобождает большое количество гистаминов и является причиной изменения цвета кожи. Он рассказал о своей долгой борьбе с аллергией и сказал, что это точно не передается. Я облегченно вздохнул. Как я и думал, класс подслушал наш разговор, и у этого участника было больше не было проблем с поиском партнера впоследствии.



Один мой друг и партнер по танцу приехала в Филадельфию на Контактный Фестиваль, где я преподавал и перформировал. Мы давно искали возможности потанцевать вместе, и на завершающем джеме у нас наконец-то получилось это сделать. Пока мы танцевали, разные люди приближались к нам с желанием присоединиться. Пару раз мы смогли физически донести, что мы еще не натанцевались. Когда еще один человек попытался к нам присоединиться, я сказал: «Мы договорились 6 недель назад об этом танцевальном свидании, и нам еще нужно какое-то время вместе». Позже я проверил с этим человеком, и она сказала, что мое «нет» прозвучало ясно и вежливо.

Я пришел к заключению, что есть такие случаи, когда все сообщество в целом приходит на помощь отдельным людям устанавливать границы. В середине 1980х много женщин, которые танцевали на еженедельных джемах в Беркли, Калифорния, жаловались на одного мужчину, приходящего регулярно танцевать. Назовем его Роланд. Они говорили: танцевать с ним было неприятно из-за недостатка чувствительности к границам. Было сложно для женщин описать поведение, которое им не нравилось; они только могли назвать это «ощущением».

Одна девушка сказала: «Танец с Роландом – это как танец с бездумным щеночком, у которого энергия через край, и который хочет трахнуть твою голень». Общее ощущение было, что он «тащится» от танца и ворует что-то, что не предлагается его партнерами.

Было несложно заметить, что почти каждый раз, когда молодая девушка появлялась на джеме в первый раз, где бы ни был в зале Роланд, он тут же засекал ее взглядом. В считаные минуты он был рядом с ней, готовый посвятить ее в самые тонкие моменты Контактной Импровизации. Многих из этих девушек больше не было видно на джемах.

Хотя много женщин могли говорить о Роланде, так получилось, что большинство из них напрямую ничего не сказали ему. Им было неловко оставаться с таким неприятным ощущением от него, при этом он не демонстрировал какого-то определенного поведения, которое дало бы основание поговорить с ним об этом. Я помню, одна женщина сказала: «Разговаривать с ним – это было бы все равно, что жаловаться на погоду, это не дало бы никакой пользы».

Роланд регулярно посещал Контактные джемы в Северной Калифорнии, пятидневный джем для жителей Харбин Хот Спрингс. Там, где я получил урок о том, как сообщать о границах от одной из организаторов, Сью Стюарт. Однажды вечером, я присутствовал при том, как две женщины жаловались Сью на Роланда. Они хотели, чтобы Сью что-то сделала с этой ситуацией.

101_способ_сказать_«нет»_в_Контактной_Импровизации_-Границы_и_доверие-_2Увеличить Сью спросила: «Вы говорили об этом с Роландом?». Когда она услышала «нет», она опять спросила: «Что бы вы хотели сказать ему?». Обе четко сформулировали, то, что они сказали бы. Одна женщина сказала: «Я чувствую, что ты получаешь сексуальный кайф, танцуя со мной, и я не хочу танцевать с тобой или, чтобы ты приближался ко мне, до тех пор, пока ты не будешь держать свои сексуальные желания под контролем». После того, как она произнесла это вслух, эта женщина смогла отвести Роланда в сторонку и поговорить с ним. Другая женщина не чувствовала в себе силы встретиться лицом к лицу с Роландом, пока Сью не предложила сопровождать ее в этом.

Я был впечатлен, что Сью своим ответом помогла этим женщинам найти способы позаботиться о себе самостоятельно, а не перекладывать на нее ответственность, как на авторитетного человека. Роланд извинился и сказал, что он попытается изменить свое поведение.

Несколько месяцев позже было заметно, что Роланд изменил свое поведение в танце с женщинами, которые регулярно ходят на джемы. Но его радар все-таки включался, когда новенькие женщины появлялись на еженедельных джемах. Несколько мужчин, которые заметили это, включая и меня, отвели его в сторонку и, будучи доброжелательно настроенными, сказали ему об этом. Мы сказали, что мы чувствуем, что это наносит вред сообществу, и нужно прекратить это поведение или прекратить приходить на джемы. Хотя мы говорили с ним с легкостью, он понял серьезность ситуации, ибо многие из нас сделали одно и то же наблюдение. Роланд действительно изменился, и сейчас через 10 лет он продолжает регулярно посещать джемы, а сообщество тепло его принимать.

В этом конкретном случае, это хорошо сработало как для Роланда, так и для группы. Однако я слышал о похожих ситуациях, как с мужчинами, так и с женщинами, которые не были такими же успешными, и человека с подобным поведением просили больше не возвращаться.

Из моего постоянного исследования того, что нужно, чтобы развить четкие границы, я разработал воркшоп, который назвал «101 способ сказать «нет» в Контакной Импровизации». Идея этого воркшопа в том, что до тех пор, пока у человека не будет уверенности и возможности сказать «нет» чему-то, у него не будет доверия и способности полноценно сказать этому «да». В этом воркшопе мы исследуем физические и вербальные навыки говорить «нет» танцу, прикосновению, подъему в поддержке, обмену весом, инерции, манипуляции.

Например, когда партнер тянется ко мне, чтобы схватить и поднять меня, а я не хочу быть поднятым, я могу опустить мой вес и направить мой центр от центра партнера. Я становлюсь слишком тяжелым, чтобы быть поднятым. Я ясно говорю «нет». Знание, как говорить «нет», я могу также использовать и в обратную сторону, когда я хочу сказать «да» и использовать эту возможность, чтобы взлететь. У меня уже есть чувство, предвидения ситуации, как сделать себя легким, поднимая свой центр и организуя его над тазовой областью партнера.

То же справедливо и для прикосновения. Мне нужно доверие к себе, чтобы позволить себе убрать чью-то руку (физически и вербально), когда я не хочу физического контакта или манипуляции. С уверенностью в этой способности устанавливать границы, я могу выбирать и противоположное: быть открытым к прикосновению.

Роберт Блай (Robert Bly) предлагает нам образ в «Маленькой книге о человеческой тени» («A Little Book on the Human Shadow»). Как будто бы у нас есть дверь в нашу душу. В нашем детстве, дверная ручка находится снаружи и люди могут заходить и выходить, когда пожелают. Взрослея, мы учимся переносить дверную ручку внутрь и выбирать когда и для кого открывать или закрывать эту дверь. Если мы обладаем этим знанием, мы можем закрыть эту дверь, мы также вольны открыть ее и пригласить людей войти.

Некоторые люди приходят в Контактную Импровизацию, и для них это вызов – чувствовать и соединяться с ощущениями в их теле. Это может быть результатом, того, что какие-то люди вломились в их жизнь через открытую дверь на ранних стадиях развития. Есть люди, чьи границы были сломаны в детстве, и они как будто бы создали себе щит или надели защищающие доспехи, которые удерживают их от полноценного контакта со своим телом и со всем миром. Здесь становится особо важно для них развивать навыки по установке своих границ, узнать, что у них дверная ручка внутри. Обладая способностью выражать границы, они могут начать отказываться от защищающего слоя и приглашать больше возможностей в Контактный танец и, более того, в свою жизнь.

В Контактной Импровизации есть основной принцип: каждый человек отвечает сам за себя. Я – единственный человек, который может быть внутри моего тела, поэтому часть меня должна оставаться бодрствующей – это та часть, которая может чувствовать и сообщать (физически и вербально) о о моих потребностях, ограничениях и желаниях. Мне нужно заботиться о своей безопасности и быть уверенным, что я не причиняю вреда другим. Один из способов поместить дверную ручку внутрь – это придерживаться практики этого принципа.

В течение воркшопа «101 способ сказать «нет» в …» я обучаю еще одному навыку безопасности: научиться быстро общаться в высоко энергетичных ситуациях. Мы учимся кричать слова, состоящие из одного слога, которые требуют немедленного реагирования: «Стоп!», «Назад!», «Жди!» (Я не использую больше «Нет!», потому что оно богато на нюансы, и каждый, у кого есть дети знает, что это слово часто подвергается проверкам). Мы также практикуемся выкрикивать слова, означающие конкретную часть тела, которой уже больно или вот-вот будет больно: «Колено!», «Лодыжка!», «Шея!». Редко, когда этот навык будет использоваться, но знание, что эти слова работают, успокаивает душу и открывает дверь в более атлетические, акробатические и дезориентирующие танцы.

По мере того, как я разрабатывал материал для воркшопа, я хотел найти такое упражнение, которое бы ясно продемонстрировало, что человеческая способность сказать «нет» создаст богатство возможностей для «да». И этого исследования пришло упражнение «2 реки».

101_способ_сказать_«нет»_в_Контактной_Импровизации_-Границы_и_доверие-_3Увеличить Я предлагаю это упражнение группе, когда уже в группе проделана определенная работа вместе. Один человек, принимающий, ложится на спину. Двое других, «2 реки», медленно, мягко, ласково поглаживают принимающего, ориентируясь на сигналы его рук. Когда принимающий скрещивает руки над торсом – это означает «не трогайте меня вообще». Когда он оставляет руки на полу вдоль тела – это означает «прикасайтесь ко мне деликатно, как будто мы находимся в общественном месте». Когда его руки находятся на полу над головой – это означает «вы можете меня касаться везде, где угодно, нет ограничений». Принимающий может поменять положение рук в любой момент.

Прикосновение может иметь успокаивающий характер, заботливый, чувственный, сексуальный, но принимающий всегда контролирует прикосновения, которые он получает. Принимающий открывает или закрывает шлюзы для 2 рек. Партнеры «2 реки» проинструктированы, что независимо от того, где у принимающего руки, они прикасаются согласно своему уровню комфорта.

Становится очевидно для участников, что, если бы упражнение не содержало бы полной остановки «нет, не прикасайтесь ко мне вообще», не было бы полноценного «да, прикасайтесь ко мне в любом месте». С четкими и понятными границами люди могут попросить «больше», чем, если бы границы были бы неопределенными. Несмотря на то, что в Контактной Импровизации существует подразумеваемая согласованность, практика четко выраженной согласованности этого танца создает больше комфорта в молчаливых договоренностях в каждый момент танца.

После воркшопа, в котором было упражнение «Две реки», один участник отправил мне по электронной почте цитату Уильяма Блейка:
«Ты никогда не поймешь, что значит достаточно, пока не станет более, чем достаточно. В похоти козла – щедрость Божья. Дорога излишеств ведет к дворцу мудрости.»

Стив Пэкстон как-то сказал: «Контактная Импровизация – это не игра эндокринных желез», имея в виду в том числе, что это не сексуальный танец. Я часто слышу, как люди говорят: «Я люблю эту форму танца, потому что это асексуальный способ быть физичным, а также игривым и нежным с другими людьми.»

Это не так для меня. Есть часть меня, в которой я всегда осознаю себя как сексуальное существо. Каждое мое дыхание сексуально. Я чувствую восторг, когда я танцую с женщинами и гордость быть мужчиной, когда я танцую с мужчинами. Я не могу ампутировать эту часть меня.

Я, конечно же, не хочу, чтобы мои партнеры чувствовали, что я использую танец, чтобы «покайфовать от него». Иногда я танцую с образом, что я и мой партнер, сто лет ухаживаем друг за другом. Мы не пытаемся что-то от этого получить. Вместо того, чтобы подавлять какую-либо часть меня, я могу танцевать с этой пикантной частью. Аутентичный, спонтанный контакт влечет за собой отпускание необходимости извлечь выгоду или пользу от этого обмена. В этом отпускание человек может танцевать Контактную Импровизацию и сохранять свою сексуальность живой.

Каждый раз, когда мы танцуем, происходит проверка того, что согласовывается. Примешь ли ты мой вес? Можем ли мы танцевать быстро? Можем ли мы танцевать очень, очень медленно? Время от времени я встречаю кого-то и мы согласованно привносим эротичность и энергию собллазнения в танец. Мы двигаемся концентрически и проверяем каждый раз, что подходит для нас обоих. В этом танцевальном обмене есть безопасность, поскольку с нами всегда наше чувство, отвечающее за то, насколько наш танец уместен для людей на джеме.

Когда я сижу на заднем дворе нашего дома, наблюдая за детьми, играющими со своими друзьями: я вижу, что их импровизационные игры – это постоянная установка и проверка границ. Иногда в игре они знаменитые палеонтологи, раскапывающие самого большого когда-либо найденного динозавра. Иногда они строят империю – бегая вокруг с мечами, картонными щитами, проползая на животе под изгородью в форт – создавая, ломая, договариваясь о правилах по ходу игры. Иногда это какое-то физическое действие-намек или одно слово; иногда игра полностью останавливается, пока они разрабатывают правила. Они постоянно работают, чтобы создать поток внимания и энергии, чтобы быть справедливыми и сбалансированными. Это похоже на то, что мы делаем в нашем танцевальном сообществе.

На Контактном Джеме в Северной Калифорнии в течение многих лет происходят постоянные переговоры по поводу границ. Группа постоянно спорит о том, сколько структуры должно быть на джеме, сколько эмоций позволительно, о желаемой музыке на джеме. В течение первых 10 джемов, когда мы пришли к проговоренным и непроговоренным соглашениям, у нас было много явных примеров, в которых мы пересекали черту и начинали ссоры. Мы научились через некоторое время, что простое слушание друг друга – это было то, что нужно, чтобы найти баланс между противоположными желаниями. Не было нужды в директивных решениях. Быть в конфликте и слушать каждого высказывающегося человека дало возможность для того, чтобы найти выход из ситуации естественным образом.

Я заметил, что наиболее конфликтные джемы были также наиболее искренние, полные благодарности в конце, иногда даже благодарности со слезами на глазах. Когда мы были полностью включены в проверку и установку границ, в этом был смысл учиться, создавать отношения, общаться в живой группе, это оставило в нас глубокое чувство ценности каждого из нас.

Быть в группе танцоров и делать непрерывно эту работу про прояснение границ – это как жить в барабане по обкатке камней: ты наполняешь его камнями и крутишь целыми днями, так чтобы камни отполировали друг друга. Пока мы учимся чувствовать и выражать свои границы, мы натыкаемся, тремся, ударяемся друг о друга и физически и образно. Это может быть больно, пока наши острые края не округлябтся, но через некоторое время мы отшлифовываемся, медленно раскрывая драгоценные камни, которые в нас есть. Благодаря этому процессу мы начинаем дорожить живым организмом, называемым «сообщество (комьюнити)», которое помогает нам развивать большую способность для «да» в нашем танце и в нашей жизни.

Статья и отзывы к ней в соц. сетях:
vk.com 1 часть
vk.com 2 часть
facebook.com


Назад
 

 
 
 
     

Нажимая на кнопку "Подписаться на рассылку", вы даете согласие на обработку своих персональных данных.